"Военно-историческая живопись Василия Нестеренко"

виртуальная выставка

Данная виртуальная выставка познакомит всех желающих с военно-исторической живопись в творчестве Василия Нестеренко.

Военно-исторический и батальный жанр является наиболее сложным в изобразительном искусстве. В нем воплощены высшие достижения портретной, пейзажной живописи и натюрморта. Народный художник России Василий Игоревич Нестеренко является признанным мастером этого жанра. 

Военно-исторические картины Василия Нестеренко впечатляют не только значимостью изображенных на них событий, но и размышлениями, которые рождаются при созерцании работ художника. Они связаны с углублением в историю, с осознанием её сложности и противоречий, с пониманием величия исторических героев и могущества России. Эти произведения вызывают ассоциации с непрерывностью истории, ведущей к современности, с актуальными волнениями сегодняшних дней. 
Экспозицию военно-исторических произведений Народного художника России Василия Нестеренко открывают картины, посвященные периоду правления Петра I. Петровская эпоха - время славных побед русского оружия, когда по словам Пушкина, "Россия молодая, в бореньях силы напрягая, мужала с гением Петра". За сравнительно короткое время была создана регулярная армия по европейскому образцу и создан военно-морской флот. Россия прочно становится  на берегах четырех морей.

Москва встречает героев Полтавы

(Василий Нестеренко «Москва встречает героев Полтавы», 194х150 см, холст, масло, 1997 г.)

Тишину зимнего московского дня, подернутого снежной пеленой, нарушают диковинные для древней столицы звуки фанфар и барабанной дроби. Многотысячная кавалькада всадников в мундирах европейского покроя со шпагами и фузеями, подняв знамена, торжественно проходит вереницей через Триумфальные ворота на Красной Площади, на которых начертано: «ATERNA VIRTUTI PETRI SACRUM!», — что означает: «Вечность святым Петровым победам!» Государь Петр Алексеевич сопровождает свои полки, восседая, как победитель, на белом коне. Торжество и осознание величия одержанной победы написано на лицах ветеранов Семеновского полка, возглавляющих триумфальную процессию.

Долго ждала Россия этого момента. Тяжелейшая Северная война изнуряла страну, нововведения Петра нарушали основы привычной жизни, порой они были несовместимы с православным мировоззрением. Народ не мог понять, зачем нужны нескончаемые жертвы, тяготы и повинности в войне, которая ведется за пределами центральной России, в чем смысл преобразований и, наконец, зачем изменять уклад жизни, заповеданный многовековой традицией? Русская армия терпела одно поражение за другим. Еще немного, и люди окончательно перестали бы следовать за своим государем, помазанником Божиим. 

И вот, наконец, приходит долгожданная победа. Попробовав её вкус в битве при Лесной, русская армия наголову разгромила шведов в Полтавской баталии, явив примеры героизма солдат и офицеров и продемонстрировав всему миру полководческий талант Петра и его ближайших сподвижников. До этого времени армия Карла XII была непобедима, ни одна держава Европы не могла сравниться в могуществе со Швецией. Но прославленная армия находит свою гибель, столкнувшись с гением Петра и мужеством российского солдата.

Сражение под Полтавой произошло 27 июня 1709 года, а торжественный въезд регулярной армии Петра Великого в Москву состоялся спустя несколько месяцев, 21 декабря. Москвичи удивленно смотрели на нескончаемую процессию, состоявшую из кавалерийских и пехотных полков, из трофейных обозов и многочисленных пленников. Торжественное шествие прошло через семь Триумфальных ворот, возведенных в стиле европейского барокко, богато украшенных росписями, резьбой и позолотой. Примечателен тот факт, что все ворота были сооружены ради одного дня, для триумфа великого государя, после чего были разобраны.

Прошедший с необычной для того времени пышностью въезд армии-победительницы в Москву примирил Петра со своей страной. Увидев реальные плоды многолетней войны, народ окончательно поверил в самодержца, с этого времени возмущения против его власти не были столь опасны, а царь обеспечил себе надежный тыл для продолжения Северной войны до победного конца. До нашего времени дошли исторические свидетельства о въезде Петра в Москву. Гравюры Пиккарта и Зубова, несмотря на условный язык, помогают представить тот торжественный момент.

Василий Нестеренко, внимательно изучая дошедшие до нас документы и старинные гравюры, сумел не только показать достоверную картину исторического события, но и дал почувствовать героическую атмосферу Петровской эпохи, создал выразительный образ Москвы начала XVIII века.

Нам позавидуют в сей славе

(Василий Нестеренко «Нам позавидуют в сей славе!», 95х125 см, холст, масло, 1995 г.)

В натюрморте «Нам позавидуют в сей славе!» на переднем плане художник поместил бюст Петра I, который концентрирует внимание зрителя, тем самым помогая прочтению сюжета, связанного со славной победой русского флота. В работе «Отец Отечества» эту роль выполняет гравюра с портретом Петра. 

Полотно «Нам позавидуют в сей славе!» включает в себя изображение боя при Гренгаме, состоявшегося, как и Гангутское сражение, 27 июля, но спустя 6 лет, в 1720 году. Известны слова Петра по этому поводу: «Число не обмануло!» В результате сражения были взяты в плен четыре шведских корабля, а в Санкт-Петербурге открыта аустерия «Четырех фрегатов».

Отец Отечества

(Василий Нестеренко «Отец Отечества», 110х150 см, холст, масло, 1997 г.)

Титул «Отец Отечества» присвоен Петру Великому народом. На заднем плане картины использовано изображение Полтавской баталии. Это произведение Василия Нестеренко долгое время украшало Приемную Президента Российской Федерации в Кремле.

Портрет Ррусского офицера.jpg

(Василий Нестеренко «Портрет русского офицера», 100х80 см, холст, масло, 1993 г.)

На картине «Портрет русского офицера» изображен один из сподвижников Петра, офицер Преображенского полка. В то время армейские и флотские офицеры носили одинаковую форму, сухопутные войска нередко принимали участие в морских баталиях. Петровский офицер изображен на фоне сражения при Гангуте, состоявшегося 27 июля 1714 года. Тогда русский гребной флот, состоявший из галер и вспомогательных судов, одержал первую крупную победу над парусным флотом шведов. Петр I, командовавший под именем Петра Михайлова, предпринял «фальшивый» маневр, благодаря которому шведы, разделившись на две эскадры, потерпели в ходе кровопролитного боя полное поражение. Баталия была настолько жестокой, что по словам Петра, многие матросы были «разорваны пороховым духом». Петр назвал Гангут морской Полтавой. 

В образе русского офицера Василий Нестеренко изобразил руководителя военно-патриотического объединения «Россия молодая» историка Владимира Максимова. Он оказал художнику неоценимую помощь в сборе исторической материала для картин «Триумф Российского флота», «Москва встречает героев Полтавы», «Отец Отечества», «Нам позавидуют в сей славе!» и для других картин по русской истории.

Триумф российского флота

(Василий Нестеренко «Триумф Российского флота», 310х590 см, холст, масло, 1994  г.)

История Российского флота началась с небольшого английского бота, подаренного юному Петру его отцом, царем Алексеем Михайловичем. Ботик, на котором можно было ходить под парусом против ветра, был назван «Святой Николай» и спущен на воду на Плещеевом озере, став любимым развлечением будущего царя. Вскоре Петр забыл о ботике, увлекшись другими затеями, которые переросли в создание потешного войска – впоследствии прославленных Преображенского и Семеновского полков. 
Россия вместе со своим государем пережила много испытаний, поражений и побед, прежде чем произошло событие, изображенное художником на картине «Триумф Российского флота». Окончилась Северная война, был заключен почетный для России Ништадтский мир, основана новая столица государства, сам Петр, став сильнейшим монархом Европы, принял титул Императора.      11 августа 1723 года Петр Великий устроил в Кронштадте грандиозное торжество, посвященное созданному им Балтийскому флоту. На Кронштадтском рейде выстроились в две линии фрегаты и линейные корабли, на картине можно увидеть многие из них, например, фрегат «Полтава», линейные корабли «Святой Андрей», «Святой Александр», «Апостолы Петр и Павел» и другие. Петр I, разыскав свой потешный ботик, повелел доставить его в Кронштадт, где в течение двух дней обходил на нем корабли Балтийского флота, салютуя из четырех  маленьких пушечек. Ему отвечали орудийной пальбой 31 линейный корабль, фрегаты, десятки галер.

Петр изображен в момент, когда он собирается ступить на борт легендарного ботика – «дедушки русского флота». На нем мундир вице-адмирала, в котором он командовал четырьмя союзными флотами: российским, английским, голландским и датским. Рядом с Императором его ближайшие сподвижники: генерал-адмирал Апраксин, Светлейший князь Меншиков, Императрица Екатерина I, канцлер Головкин, выдающийся дипломат Петр Толстой, командующий гвардией Михаил Голицын, прославивший свое имя в сражении при Гренгаме. Архиерей благословляет торжество Казанской иконой Божией Матери, заступницы России во всей войнах. В правой части картины изображены солдаты и офицеры Преображенского полка, в левой – знаменосец держит стяг Семеновского полка. Европейские посланники снимают шляпы, приветствуя государя великой державы. На переднем плане бомбардиры в красных мундирах готовятся салютовать из мортиры, захваченной у Мазепы в Полтавской баталии.

Изображенный на хоругви Святой Николай Чудотворец, покровитель моряков, смотрит сверху на триумф Императора, благословляя Россию и ее государя на новые победы. Картина «Триумф Российского флота» своей композиционной уравновешенностью напоминает театральную мизансцену. Элементы театральных постановок были характерны и для Петровских ассамблей и торжеств. Работая над этим произведением, Василий Нестеренко внимательно изучал свидетельства Петровского времени: парусную оснастку, оружие, костюмы и военную форму. Но помимо исторической точности в картине присутствует победный дух Петровской эпохи.

История России оживает на полотне, созданном современным художником. Зритель оказывается вовлеченным в изображенное триумфальное событие и вместе с персонажами картины чувствует на себе твердый взгляд российского самодержца.

Игумен земли русской

(Василий Нестеренко «Игумен земли русской», 265х200см, холст, масло, 2005 г.)

Картина «Игумен земли русской» была написана Василием Нестеренко к 625-летнему юбилею Куликовской битвы. Татаро-монгольское нашествие принесло русской земле неисчислимые беды. В результате походов войск Батыя страна обезлюдела. В руинах лежали древние города, более чем на четыреста лет Русь оказалась разделенной на части. Некогда могучий Киев, бывший столицей государства, так и не смог достичь своего прежнего величия.

Несмотря на все испытания, выпавшие на долю русского народа, XIV век стал для него эпохой расцвета религиозной мысли. Тогда было основано большинство монастырей, укреплявших страну своим духовным руководством. Это время подарило русскому народу величайшего подвижника и заступника – преподобного Сергия Радонежского. Его духовная сила была настолько велика, что помогла сплотить разрозненные княжества, вдохнуть в людей уверенность в том, что они смогут  избавиться от власти непобедимых ордынцев.  

Не сразу пришло к русскому войску осознание своей силы. Первые успешные действия против кочевников перемежались со страшными поражениями. Молодой московский князь Дмитрий получил тяжелый урок, увидев как стотысячная русская дружина, забыв о бдительности и не очень веря в себя, была полностью уничтожена горсткой монголов. Почувствовав справедливость изречения «не в силе Бог, а в правде», князь обращается за духовным напутствием к Сергию Радонежскому, «игумену земли русской». Получив святое благословение преподобного Сергия, Дмитрий Донской и русская рать обрели помощь Божию, способную сокрушить любого врага. 

Победа на Куликовом поле стала началом освобождения  от многовекового ига. Из всех частей  Киевской Руси только северо-восточные земли,  подвластные Московскому княжеству, сохранили свою политическую и духовную независимость. Благодаря этому в последующем появилась возможность  для объединения в единое государство православных народов, составлявших некогда одно целое.

944 Клятва князя Пожарского.jpg

(Василий Нестеренко «Клятва Князя Пожарского», 260х196 см, холст, масло, 2008 г.)

Картины, посвященные Смутному времени, занимают особое место среди исторических произведений Василия Нестеренко. Говорить языком истории о проблемах современной жизни – вот основная задача, стоящая перед художником в момент обращения к той или иной исторической теме. Близость причин, приведших к Смутному времени, опасностей и искушений, стоявших перед государством и народом России во время Смуты, и некоторых сложностей, через которые прошла и проходит новая Россия, отмечается многими нашими современниками. 

Одним из героев первого противостояния стал Зарайский воевода князь Дмитрий Михайлович Пожарский, тяжело раненый в боях с поляками на улицах Москвы. 
С большим трудом граждане России смогли собрать при помощи нижегородского купца Козьмы Минина второе ополчение. Военная власть над русским воинством была вручена едва оправившемуся от ранения князю Дмитрию Пожарскому в древнем русском городе Ярославле, где несколько месяцев простояло народное ополчение, собирая силы для освободительного похода на Москву.
На картине «Клятва князя Пожарского» изображен момент, когда князь во время Ярославского стояния молитвенно обращается к небесным силам с просьбой о помощи в святом деле освобождения Русской земли. 

Полотно «Клятва князя Пожарского» было повторено по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в технике мозаики и установлено в виде монумента в центре Ярославля в год тысячелетнего юбилея города.

Избавление от Смуты, 400х830, ъолст, масло, 2012.jpg

(Василий Нестеренко «Избавление от Смуты», 400х830 см, холст, масло, 2012 г.)

Монументальное полотно «Избавление от Смуты» было завершено Василием Нестеренко в 2012 году, в год 400-летия окончания Смуты на Руси. Эта  картина повествует о ключевом моменте в борьбе за освобождение Москвы и всей России от тяжелейшего Смутного времени. Сюжетом произведения стал подвиг народного героя, гражданина Козьмы Минина в битве с интервентами под стенами Кремля 24 августа (3 сентября) 1612 года. Шел третий день противостояния. Ополчение князя Дмитрия Пожарского было последним, что могла выставить изнывающая от многолетних распрей, стоящая на краю пропасти Россия. Князь Пожарский дал Минину отряд из трехсот конных дворян, при которых состояли ополченцы и стрельцы. Нижегородский гражданин, сжимая в руке флаг князя Пожарского с изображением Спаса Нерукотворного и Архангела Гавриила, повел на врага ратников, призывая в помощь небесные силы, с молитвой обращаясь к Казанскому образу Божией Матери, Сергию Радонежскому и Георгию Победеносцу, Димитрию Солунскому и Николаю Чудотворцу. В результате короткого боя произошло невозможное: семнадцатитысячное войско во главе с гетманом Ходкевичем, одним из лучших полководцев Европы, в мистическом ужасе бежало к Смоленску. Это позволило через полтора месяца взять Китай-город и Кремль. Это событие стало началом избавления России от Смуты. 

Подвиг Минина стал одним из судьбоносных событий в нашей истории. К сожалению, этот факт практически неизвестен в современной России, никто из художников прежде не брался за него. Уникальный сюжет потребовал уникального исполнения — изображенные в натуральную величину всадники, стрельцы и рыцари погружают нас в атмосферу XVII века. Картина выполнена в традициях русского и европейского реализма, вызывая ассоциации с классическими батальными произведениями.

Гибель нашествия, 280х510, холст, масло, 2012.jpg

(Василий Нестеренко «Гибель нашествия», 280х510 см, холст, масло, 2012 г.)

Осенью 2012 года Василий Нестеренко закончил работу над монументальным полотном «Гибель Нашествия»,  посвященном 200-летию победы в Отечественной войне 1812 года. Противостояние Российской Империи и Наполеоновской Франции началось задолго до Отечественной войны. С французскими войсками сражался великий русский полководец Александр Суворов в Альпах, выдающийся флотоводец Федор Ушаков – на Адриатике, русские войска принимали участие в битве при Аустерлице. В результате непрерывных войн французы поработили почти всю континентальную Европу, подчинив себе колоссальные ресурсы покоренных стран. 24 июня 1812 года «Великая армия» Наполеона вторглась в пределы России, перейдя через Неман. Казалось, не будет конца пехотинцам, гусарам, кирасирам, артиллеристам, гвардейцам, одетым в блестящие разноцветные мундиры. Французы, итальянцы, австрийцы, немцы, баварцы, пруссаки, голландцы, бельгийцы, поляки – войска, собранные со всей Европы, смотрели с замиранием на своего кумира, по мановению руки которого рушились и создавались государства, приходила в движение гигантская военная машина. 700 000 человек насчитывала «Великая армия» летом 1812 года. Никогда еще со времен Смутного времени Россия не испытывала такой опасности. Император Александр I, вспоминая Смуту, призывал в своем Манифесте каждого россиянина уподобиться героям освободительной войны эпохи Смутного времени: каждого военного — князю Пожарскому, каждого гражданина — Минину, каждого духовного – Аврааму Палицыну. Весь народ поднялся на борьбу с Наполеоном. Были кровопролитные сражения, было Бородино, был пожар Москвы, было позорное отступление французов. Некогда лучшая армия мира получила сокрушительный отпор от русского воинства, сама природа России восстала против завоевателей.  Наполеоновская армия таяла на глазах. Были случаи, когда целые дивизии замерзали насмерть за одну ночь. Армия преступников и мародеров бросила свою награбленную добычу, прилагая неимоверные усилия, чтобы поскорее унести ноги из столь негостеприимной для них земли. 

На картине «Гибель Нашествия» изображена сцена, которая повторялась изо дня в день в течение нескольких месяцев в конце 1812 года. Подобное происходило и в 1941 году под Москвой, и в 1942 году под Сталинградом, нечто похожее было и во время других войн. Все завоеватели России заканчивали приблизительно так, как показано на полотне Василия Нестеренко «Гибель Нашествия». Эта картина хотя и повествует о событиях 200-летней давности, но обращена к нашим современникам, это своего рода наглядное напоминание тем, кто не помнит или не хочет помнить уроки истории.

Гусарская баллада.jpg

(Василий Нестеренко «Гусарская баллада», 170х240 см, холст, масло, 2003 г.)

Иногда художник еще более обогащает тематическую составляющую исторических натюрмортов, изображая в них фигуры людей. Картины «Гусарская баллада» и «Мечты о флоте» затруднительно отнести к тому или иному жанру. Их можно назвать и портретами, и натюрмортами, и даже отнести к историческому жанру. Художник всегда достоверно воспроизводит военные атрибуты эпохи, которую изображает на полотне. Этому всегда предшествует тщательная работа по изучению материалов. А понимание связи времен, ощущение неразрывности течения истории вызывает в художнике непреодолимое желание сказать об этом зрителю на своих полотнах. 

Тема картины «Гусарская баллада» - отечественная война 1812 года. На заднем плане картина с изображением эпизода Бородинской битвы. В правой части - атрибуты русской армии времен наполеоновских войн: ружья кивера, знамена и гусарский ментик. В левой части изображен мальчик в форме гусара, вынимающего из ножен тяжелую саблю. Мысли, которые возникают при взгляде на картину : мы знаем о том что нашу Родину не единожды хотели завоевать, но мы победили и не отдадим ее и впредь никому!

Мечты о флоте.jpg

(Василий Нестеренко «Мечты о флоте», 160х230 см, холст, мало, 1995 г.)

В картине «Мечты о флоте» мы видим современного юнгу, держащего в руках модель знаменитого фрегата "»Полтава». Модель гребной скампавеи соседствует с корабельным вымпелом Петровской эпохи и военно-морскими орденами Российской Империи и Советского Союза. Действие картины происходит в Домике Петра I в Летнем саду, стены которого украшают гравюры с баталиями при Гангуте и Гренгаме. Через открытое окно виден большой противолодочный корабль, который некогда заходил вместе с другими судами советских ВМС в Неву в День военно-морского флота.

Отстоим Севастополь!.jpg

(Василий Нестеренко «Отстоим Севастополь!», 300х515 см, холст, масло, 2005 г.)

Оборона Севастополя явилась главным событием Крымской, или Восточной, войны, оставив глубокий след в судьбах России и Европы, в исторической памяти воевавших стран. По количеству жертв, по обилию задействованных ресурсов, по числу стран, принявших прямое или косвенное участие в военном противостоянии, по планам глобального передела границ в Европе и Азии, Крымскую войну можно смело назвать предвестницей мировых войн ХХ века. Россия, последовательно отстаивавшая свои интересы во внешних и внутренних делах, мешала своим соседям. Франция, забыв 1812 год, фактически спровоцировала новую войну, добившись у властей Турции отмены права России на приоритет в Святых местах. Традиционно покровительствовавшая православному населению Османской империи, Россия теряла свои позиции на Ближнем Востоке. Согласно плану главы Британского кабинета министров лорда Пальмерстона, Российская империя должна была лишиться многих территорий в Европе и Азии. Однако союзные войска потерпели неудачу, осаждая Архангельск и Кронштадт, бесполезным оказался поход британской эскадры на Дальний Восток. в конечном итоге коалиция мировых держав сосредоточила свои усилия в Крыму, пытаясь овладеть Севастополем. Войска союзников существенно превосходили русскую армию по количеству и качеству вооружений. Парусный флот России, хотя и одержал славную победу в Синопском сражении, не мог противостоять паровым кораблям. Нарезного оружия и тяжелой артиллерии у русской армии было намного меньше, чем у неприятеля.  

Стратегические запасы пуль, пороха, ядер были израсходованы уже в первые месяцы обороны Севастополя. Вынужденная держать войска сразу на нескольких фронтах, Россия не могла выставить в Крыму достаточную по численности армию.
Чем же объясняется, что военные «успехи» союзников ограничились лишь взятием Малахова кургана и части Севастополя? Все планы европейских стран и Турции по разделу России разбились о стойкость русских солдат и матросов, удерживавших Севастополь в течение 349 дней. Огромные потери понесли русские войска. На редутах и бастионах города нашли свою смерть прославленные флотоводцы – Корнилов и Истомин. Адмирал Нахимов был смертельно ранен штуцерной пулей при штурме Малахова кургана. Новая история не знала столь кровопролитной и долгой обороны города, недаром Севастополь стали называть «новой Троей». Вся Россия узнала имена героев Крымской войны – инженера Тотлебена и матроса Кошки, хирурга Пирогова и сестры милосердия Даши Севастопольской. Лев Толстой участвовал в обороне города, оставив в «Севастопольских рассказах» картины жизни на бастионах осажденной крепости. 

Крымская война сохранилась в народной памяти. В одной из солдатских песен есть слова о том, что каждому «гостю» приготовлено по «свинцовому ореху и чугунному арбузу». Эти строки могли бы стать своеобразным предупреждением для желающих посягать на интересы России.
Работая над картиной «Отстоим Севастополь!», Василий Нестеренко понимал всю важность и своевременность этой темы. Ему удалось создать произведение, сильно воздействующее на современного зрителя. Можно поверить в то, что именно так происходило отражение одного из штурмов. Изображая трагическую сцену смерти юного офицера, художник стремился привлечь внимание зрителя к бесчеловечной жестокости войны, не разбирающей жертв. Трудно забыть выражения лиц матросов-артиллеристов, полных спокойной решимости поразить врага, отстоять бастион, защитить Россию.

“Мы- Русские, с нами Бог!”, 270х500, 2015.jpg

(Василий Нестеренко «Мы  - Русские, с нами Бог!», 270х500 см, холст, масло, 2015 г.)

Эти слова в полной мере относятся ко многим сражениям Первой Мировой. Было время, когда эту войну называли и Великой, и Отечественной. Та, прежняя, Россия в Первой Мировой войне явила не только примеры патриотизма, стойкости и массового героизма, но и достигла вершины своего духовного развития, а подвиг Христолюбивого русского воинства — яркое тому подтверждение. 

Сюжетом картины Народного художника России Василия Нестеренко «Мы — русские, с нами Бог!» стал беспрецедентный подвиг защитников крепости Осовец. Эта крепость была построена на границе с Польшей для прикрытия коридора между Неманом и Вислой, где пролегал кратчайший путь из Восточной Пруссии в Россию. Гарнизон крепости был невелик, но обойти Осовец было невозможно, поэтому немцы стянули большие силы, чтобы овладеть крепостью. Первый штурм был в сентябре 1914 года и длился несколько дней. После сентябрьской неудачи немцы долго готовились к новому нападению — слишком нужен был им Осовец, за которым лежали Белосток, Гродно, Минск. Второй раз немцы подступили к крепости в январе 1915 года, а штурм последовал в феврале и продолжался около месяца. Немцы применяли сверхтяжелые орудия циклопических размеров. Орудия калибра 203 мм, осадные мортиры «Шкода» калибра 305 мм и, наконец, «Большие Берты» калибром 420 мм, оставлявшие воронку диаметром 15 метров, огонь велся залпами по 360 снарядов, а сверху крепость бомбили аэропланы. После февральского штурма на территории крепости насчитывалось более 30 тысяч воронок. Генеральный штаб, полагая, что требует невозможного, просил защитников продержаться хотя бы 48 часов. Мысль, что крепость выстоит еще полгода, в общей сложности 190 дней с начала осады, никому не приходила в голову. 

Весной 1915 года немцы начали крупномасштабное наступление. Русский фронт был прорван в Прибалтике, в Галиции — а Осовец держался. 6 августа (24 июля по старому стилю) начался третий штурм. Десять дней немцы ждали ветра в нужном направлении, установив несколько тысяч баллонов с отравляющим газом. Ядовитая волна шириной 8 километров проникла на 20 километров вглубь. «Все живое было отравлено насмерть, вся зелень была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели», — вспоминал участник обороны Осовца. После газовой атаки немцы открыли ураганный огонь из тяжелых орудий.По приказу генерала Людендорфа четырнадцать батальонов 8-ой армии общей численностью более 7 тысяч человек двинулись на зачистку крепости. Снабженные противогазовыми масками, вооруженные дубинками с гвоздями для добивания русских, солдаты ландвера браво маршировали в клубах хлорного дыма. Каково же было их изумление, когда из этого ада на них обрушилась контратакующая русская пехота — остатки 13-й роты 226-го Землянского полка и гарнизона крепости, чуть больше 60 человек, обмотанные тряпками, сотрясаясь от ужасающего кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленную форму. Шок у немцев сменился паническим ужасом. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка. Ничего подобного военное искусство не знало. Это сражение вошло в историю как «атака мертвецов». В русских периодических изданиях за 1915 год можно было найти такие строки: «Что готовит нам «просвещенная Европа»? Удушливые газы, этот поистине Каинов дым, дубинки для добивания отравленных русских воинов. Культурные варвары!». 

Подобные варварские методы использовала «просвещенная Европа» по отношению к нам и во время Второй Мировой войны. Просвещенный демократический Запад молчит, когда и сегодня, почти в тех же местах, используются запрещенные виды оружия по отношению к мирному населению. Одно слово — «культурные варвары»!
Но мы — русские, и с нами Бог! А если так, то наше дело правое, значит и враг всегда будет разбит, и победа всегда будет за нами!